Дружественные проекты:

Мастерская группа JNM 

Ролевые игры живого действия 

Александр 6 

Золотые Леса

Комкон-2007. Ролевой конвент в Москве





Общественный быт русского города XIX - начала XX вв.

Версия для печати

Как известно, Россия по своим обычаям и традициям - прежде всего сельскохозяйственная страна. Города и городская культура появились в России сравнительно поздно. Городская жизнь развивалась на тех же традиционных основах, что и деревенская, однако представляла собой гораздо более сложную и пеструю картину. Городские жители разделялись на разные социальные группы по имущественному, сословному, профессиональному признаку; разные группы пользовались неодинаковыми правами, по-разному проводили свое рабочее время и свой досуг. Межсословные перегородки были хорошо выражены и переходились крайне редко.

Общественная жизнь административно-управленческого характера касалась только городской «верхушки»: сословный характер избирательных курий и высокий имущественный ценз отстраняли от участия в городском самоуправлении большую часть обитателей города: промышленных рабочих, массу мелких ремесленников и торговцев, служащих, прислугу. Таким образом, выборы в местные органы власти (в Городскую думу и Городскую управу), проводившиеся раз в 4 года, не вносили заметного оживления в быт всего города.

Предметом приложения общественных сил являлись некоторые хозяйственные и культурные дела: озеленение, организация добровольческой пожарной дружины, общественное страхование от огня, открытие и содержание школ, библиотек, музеев и т.п.

Типичной была также филантропическая деятельность, в том числе благотворительность. Чем больше расслаивалось общество, чем больше бедноты появлялось, тем большее развитие получала благотворительность, тем более разнообразными становились ее формы. Участие в благотворительных делах для богатых и облеченных властью людей считалось престижным. Оно поощрялось обществом и облегчало социальное продвижение для тех, кто не принадлежал к привилегированному дворянскому сословию.

В конце XIX - начале XX вв. во многих городах, особенно провинциальных, еще можно было встретить остатки старых общинных порядков. Они стойко сохранялись в слободах, входивших в черту города и в разной степени урбанизированных. Жители здесь в большинстве своем уже не занимались крестьянским трудом, и земли их находились в коммерческом обороте, однако многое из прежней жизни продолжало удерживаться в сознании и повседневном быту.

В целом общественная жизнь, связанная с интересами отдельных групп городского населения, отличалась некоторой корпоративностью, замкнутостью в своем кругу. Городские сословия - мещане, купцы, цеховые ремесленники - имели свое сословное самоуправление. Выборные старосты и десятские должны были заниматься "попечением о сословных делах". Старост и их помощников выбирали на общих собраниях граждан, принадлежавших к данному сословию. Для проведения собрания нанимали помещение или собирались по частным домам. Выборы обычно проходили шумно и во многом напоминали общинные сходы.

Сословное самоуправление дворянства осуществлялось не по городам, а по губерниям и уездам. На дворянских собраниях выбирали предводителя дворянства и других доверенных лиц.

Дворянство в большинстве своем было рассеяно по губерниям, но его общественная жизнь протекала в городах. Здесь проходили дворянские выборы и другие собрания, действовали различные комитеты и общества. Съезжались в город в зимнее время, часто с семьями. Те, у кого не было в городе собственного дома, снимали квартиры или устраивались в гостинице ("в номерах"). В Благородном дворянском собрании устраивались балы, маскарады, благотворительные базары, спектакли. В частных домах также проходили балы, приемы; ездили с визитами. Семейные дворяне из уездов к этому времени приурочивали вывоз в свет дочерей.

После сравнительно короткого периода оживления дворянская общественная жизнь в городах заметно замирала. Она сосредоточивалась главным образом в Благородных собраниях, которые работали как клубы. Благородные собрания имелись далеко не во всех городах. Лица других сословий в эти собрания обычно не допускались. Лишь в начале XX в. в связи с известным расшатыванием сословных перегородок в русском обществе и общей демократизацией жизни, дворянство стало разбавляться богатым купечеством, которое играло большую роль в жизнедеятельности городов. Купцы становились постоянными посетителями благотворительных вечеров, бильярдных, буфетов и т.п.

С 1890-х годов в русских городах распространяются и другие сословно-профессиональные клубы, объединяющие более широкие слои горожан. Были так называемые приказчичьи, или коммерческие, клубы, вокруг которых группировались служащие казенных учреждений и частных фирм, чиновники низших рангов, торговцы из мещан и часть купечества - средние слои горожан, ориентирующиеся в своих устремлениях на буржуазно-дворянскую верхушку. Здесь проводили свободные вечера, развлекались. Существовали клубы на небольшие членские взносы и добровольные пожертвования. Основной упор делался на благопристойность поведения, на соблюдение приличий и хорошие манеры.

В городах, где располагались военные гарнизоны, действовали офицерские клубы, отличавшиеся особой замкнутостью. Кроме офицеров их посещал лишь очень узкий круг местных жителей, главным образом из дворян. Быть приглашенным в офицерский клуб почиталось за честь.

В некоторых местах имелись особые железнодорожные клубы. В их членах состояли служащие-управленцы, квалифицированные рабочие, машинисты, обер-кондукторы и т.п., а также некоторые другие горожане, близкие к ним по социальному положению. Мастеровые, однако, в клуб не ходили - у них не было для этого ни средств, ни подходящего платья.

Попыткой создать клубы для народа явилась организация в городах в начале XX в. Народных домов. Они отличались от сословно-профессиональных клубов открытостью и тем, что помимо развлечений (игры, танцы), в них силами местной демократической интеллигенции велась культурно-просветительная работа (устраивались спектакли, читались лекции, показывались "туманные картинки" (диапозитивы) на общеобразовательные темы). Посещали Народные дома рабочие, тянущиеся к просвещению. Такое же значение имели и воскресные школы, которые на общественных началах устраивали отдельные представители интеллигенции, чаще всего учителя. Школы посещали рабочие, ремесленники и все те, кто хотел получить или пополнить образование. В их составе преобладали молодые мужчины. Очень часто такие школы использовались политиками для революционной пропаганды.

Другим видом объединений в городах были различные общества по интересам, любительским или профессиональным (краеведческие, агрономические, коневодческие, спортивные и др.). Все они имели свой устав, кассу, иногда библиотеку. Общества врачей и краеведов на своих собраниях заслушивали сообщения на профессиональные темы, которые иногда издавались; сельскохозяйственные общества, состоявшие в основном из помещиков и крепких хозяев — крестьян с хуторов, - устраивали выставки плодов, продуктивного скота, лошадей. Имели распространение и любительские кружки - театральные, литературно-художественные. Вся эта сфера общественной деятельности не была обширна, однако имела широкий общественный резонанс, поскольку несла просвещение и культуру в массы горожан и населения ближайшей сельской округи.

В сфере специфического молодежного общения (гуляний в кругу сверстников, связанных с ухаживанием, с подыскиванием женихов и невест) в городе в силу разнородности его населения существовало значительно большее, чем в селе, разнообразие форм. Сказывалась разница в количестве свободного времени и в материальных возможностях, а также объективные условия и привычки той или иной социальной среды.

Некоторые группы горожан, как уже говорилось, по образу жизни были близки к сельским жителям, и многое в их быту напоминало общинные порядки. Так, в городских слободах, в районах бедноты, пополнявшихся по мере развития промышленности выходцами из села, бытовали стихийные многолюдные сборища молодежи (посиделки, беседы, вечерушки). В весенне-летнее время собирались на "пятачке", "на кругу" – так назывались определенные известные всем места на просторных улицах, площади, пустыри. Эти сборища служили смотром невест. Слободские парни, как и в селах, оберегали своих девушек от городских кавалеров, не давали им гулять с посторонними. На этой почве часто возникали драки.

Другие группы городского населения отошли от старых традиционных обычаев, стремясь к большему престижу и социальному самоутверждению в городских условиях. В бедных мещанских семьях на вечерку собиралось по 5-6 парней. Нанимали гармониста и шли к девушкам. Мещанская вечеринка отличалась от слободской более ограниченным кругом участников, иным подбором танцев, песен и других развлечений.

В средних и зажиточных слоях горожан, мещанских и купеческих, молодежным вечеринкам была свойственна еще большая замкнутость. В них совсем отсутствовал стихийный элемент, характерный для крестьянского быта. Здесь почти исключались всякие случайные знакомства, особенно нежелательные для семьи. Придавая большое значение экономической стороне брака, родители сами старались таким образом ограничить круг общения своих взрослых детей в расчете подыскать наиболее подходящую партию. Вечеринки устраивались по домам, особенно там, где имелись девушки на выданье. Собирались по приглашению - обычно в праздники и по воскресным дням. Самый частый предлог для вечеринок - именины. Танцевали под фортепиано или, где попроще, под гармонику, играли в "приличные" игры. Иногда бывало и угощение (обносили чаем, конфетами, печеньем, орехами), но оно играло второстепенную роль. Часто молодых людей, особенно девушек, сопровождали в гости старшие. Пока молодежь веселилась, старшие проводили время в беседе или за картами. Матери следили за дочерьми. Танцевать полагалось не с одним кавалером, а со всеми.

В среде буржуазно-дворянской верхушки были распространены балы.

Потанцевать под духовой оркестр ходили в клубы: дворянские, офицерские, коммерческие и т.п., в соответствии со своим положением. Здесь круг общения был шире, но все равно оставался замкнутым социальной средой.

Контакты молодежи в узком кругу на основе общности интересов и вкусов происходили в любительских кружках - литературных, театральных, музыкальных. Основу их составляла интеллигенция: учителя, врачи, офицеры, некоторые чиновники. К ним примыкали и другие обитатели города, тянущиеся к культуре. В кружках принимали участие и женатые пары. Старшие выступали здесь не как наблюдатели, а как товарищи и руководители. На этих встречах культурные занятия совмещались с танцами, играми и прочими развлечениями.

Большое место в жизни городов в теплое время года занимали гуляния на свежем воздухе: в городском саду, на бульварах, на валах (некогда укреплявших город), в городских парках или рощах. Здесь отдельные группы горожан имели свои излюбленные места встреч и круг занятий. Гулять выходили обычно семьями, но каждое поколение соблюдало свои правила поведения. В наиболее оживленных местах гуляний играл духовой оркестр и имелись различные развлечения (бильярд, кегельбан и др.), работали буфеты. Для небольших провинциальных городов были характерны традиционные гуляния по городским улицам. В воскресенье и праздничные дни, пообедав и отдохнув, горожане, особенно купцы, богатые мещане, да и мастеровые, в нарядной одежде выходили на улицу и прогуливались со знакомыми по наиболее людным местам. Некоторые оставались у ворот, на скамейках около дома, и проводили время в разговорах со знакомыми, а другие ограничивались наблюдением за уличной жизнью из окна. С развитием железнодорожного транспорта одним из излюбленных мест гуляния становились станции, куда ко времени прохождения поездов дальнего следования, особенно вечерних, собиралась разнообразная публика.

В хорошую погоду несколько раз за лето горожане по две-три семьи выезжали за город, прихватив с собой провизию, самовар, гитару или гармонику. Бывало, что объединялись не только по семьям, но и по возрастам, и по интересам. Особенно оживленно эти выходы на природу проходили в первые майские дни. Маевки составляли старую традицию городского быта. Соблюдались неписаные правила престижного порядка, свойственные той или иной среде, - в одежде, угощении, поведении.

Также среди мелкого мещанства, ремесленников и мастеровых широко бытовали уличные игры. Играли дети, подростки и взрослые парни и девушки чуть ли не до свадьбы. Для этих игр было характерно заметное разделение на мужские и женские — мужские игры требовали от участников большей силы и ловкости. Парни играли в городки, в бабки, в чехарду, ходили на ходулях, запускали змея. В лапту тоже играли больше парни. Девушки бегали в догонялки, играли в камешки, бусины ("верстки"). Молодые люди из "приличных" семей в уличных играх участия не принимали. Они забавлялись в своей среде при выезде за город или собравшись компанией знакомых и родственников в своем саду или во дворе. В ходу были кегли и мяч, реже — крокет, гольф; дети качались на качелях, гоняли обруч.

В зимнее время в городском саду заливали каток. По вечерам здесь зажигали фонари, иногда играл оркестр. Вход был платный. Молодежь каталась парами или небольшими группами. Любимое зимнее занятие молодежи из простых семей - катание с гор на салазках, скамеечках, ледянках. Такие развлечения шли с наступления зимы до таяния снегов.

В 1900-е годы начинают развиваться спортивные занятия: езда на велосипеде, игра в футбол. Это касалось более всего молодых людей из чиновников, служащих и коммерческого круга. Представителей офицерско-помещичьей среды более занимал конный спорт; впрочем, любоваться зрелищем конных состязаний, особенно бегов, любили все горожане. На бега собиралось множество народа разного звания и состояний.

Среди простонародья в мужских компаниях имели место различные состязания в силе и ловкости - например, в подъеме тяжестей на спор. Особое место занимала сохранившаяся с древности молодецкая забава - кулачные бои, устраивавшиеся с четверга масленичной недели до конца сентября-октября, включая период осенних ярмарок. Наибольшее распространение эта забава получила среди ремесленников, мелких торговцев, некоторой части рабочих, особенно в провинциальных городах.

В отличие от молодежи у семейных горожан оставалось значительно меньше времени для отдыха и развлечений. Мужчины часто проводили досуг вне дома, преимущественно в своей компании: кроме упоминавшихся сословных клубов, популярны были чайные и трактиры, которые тоже отчасти выполняли роль клубов. Большинство этих учреждений имели своих завсегдатаев из определенной среды. В 1900-е годы в городах стали открывать рестораны, которые посещала "чистая" публика, имевшая для этого деньги. Здесь за чаем и закуской обменивались новостями, совершали сделки. Набор развлечений, а также обстановка в этих учреждениях были различны: в одних местах соблюдался чинный порядок, в других - посетители вели себя вольно, порою даже развязно.

Женщины среднего и пожилого возраста из-за обилия дел по хозяйству, а также в силу господства консервативных взглядов на женское поведение, как правило, не принимали активного участия в общественных формах развлечений, оставаясь лишь зрителями. Обычно общение женщин ограничивалось более узким, чем у мужчин, кругом (соседи, родственники и знакомые), в основном - домашним. Самым распространенным способом проведения досуга были посиделки с рукоделием. Собирались обычно к вечеру, выполнив все дневные дела; летом - на крылечке, на лавочке, зимой - в кухне или в гостиной в зависимости от образа жизни. У "простонародья" состав участников этих бесед носил более широкий характер, чем у богатых купцов, чиновников и т.д. Собравшиеся обменивались новостями, мнениями о происшествиях, которые попадали в поле зрения того или иного круга граждан. Обсуждали достоинства женихов, приданое невест, моды. Активными разносчицами городских новостей являлись свахи, портнихи, прачки, которым по роду их деятельности приходилось бывать во многих домах. Ту же роль играли странники, паломники, богомольцы, направлявшиеся к святым местам.

На общественную жизнь села и города большое влияние оказывала церковь, для подавляющего большинства населения - православная. Религиозно-бытовой регламент, касавшийся самых различных сторон жизни, был своего рода законом общественного и личного поведения людей. Чередование труда и отдыха, формы и характер проведения досуга во многом определялись датами религиозного календаря, обязательного для всех. Выполнение религиозных предписаний в домашнем быту обусловливалось не только чувством верующего, "страхом Божиим", но и контролем семьи, особенно старшего поколения, следившего за соблюдением подобающего отношения к иконам, постам, молитвам и т.п. Каждый крестьянин и городской житель как член церковной общины принимал участие в общественных действиях, связанных с отправлением культа. Основу религиозно-общественной жизни составляли посещения церкви, прием священника с клиром, делающего обход своего прихода с молебствием раза 4 в год, большие крестные ходы, регулярные или эпизодические, обряды, связанные с важнейшими моментами в жизни людей. Само отправление культа являлось делом общественным.

Значительное место в жизни русского человека занимало регулярное посещение церкви. По субботам, воскресеньям и особенно в дни больших праздников в церковь отправлялись не только взрослые, но и дети. В большие посты полагалось говеть, исповедоваться и причащаться. За всем этим наблюдало и духовенство и само общество через те или иные группы, осуществлявшие социальный контроль (в городе — через отдельные социально-бытовые группы, в селе — через сельскую общину, с которой церковная община часто совпадала). Из тех, кто разделял атеистические взгляды или колебался в вере, лишь немногие могли себе позволить пренебрегать христианскими "обязанностями". Такое поведение осуждалось и в лучшем случае, если человек имел вес в обществе, квалифицировалось как чудачество. Само посещение церкви рассматривалось не только как религиозный, но и как светский акт, дававший возможность для общения. У обедни, вечерни, заутрени люди регулярно встречались друг с другом. Церковь давала возможность "видаться" родственникам, друзьям, знакомым. Разговаривали, узнавали новости, присматривали женихов и невест. Пребывание "на глазах" общества заставляло обращать особое внимание на свою одежду, манеры. Приходили задолго до службы и потом расходились не сразу. Церковная площадь в праздники становилась своеобразным центром общественной жизни. Здесь часто развертывалась и уличная торговля лакомствами, мелочами, детскими игрушками.

Много народу в дни больших религиозных праздников и престольных дней собиралось к многочисленным монастырям, к святым местам, к храмам с чудотворной иконой. Паломники прибывали не только из ближайшей округи, но и из дальних мест. Они располагались по трактирам, по крестьянским, мещанским домам и жили по нескольку дней. Здесь складывался свой специфический общественный быт, создавалась мистическая атмосфера.

Особое место в религиозной общественной жизни занимали большие крестные ходы, которые устанавливались по разным поводам, связанным с историей данной местности или всей страны (избавление от эпидемии, падежа скота, в честь победы в Отечественной войне 1812г.), или были эпизодическими (моление о дожде во время засухи). Процессии бывали длительные и многолюдные, в них принимало участие почти все население церковных приходов, и особенно охотно - простонародье. Крестный ход как религиозный и бытовой обряд сложился давно и со временем почти не менялся. В 1900-е годы в городах во время крестных ходов наблюдался своеобразный уличный быт с лоточной торговлей и некоторыми развлечениями.

Кроме религиозно-общественной жизни, порожденной самим культом, существовала другая ее сфера, связанная с религиозно-нравственным воспитанием народа. В начале XX в. при церкви стали активно образовываться религиозные братства, носившие имена святых. Они занимались распространением религиозно-просветительной литературы, чтением лекций, организацией крестных ходов, благотворительных дел. Церковь уделяла внимание и культурному просвещению, участвовала в устройстве вечеров, чтений, научно-популярных лекций с "туманными картинками", создании обществ трезвости. Большое число любителей пения привлекали церковные хоры, с которыми работали опытные регенты. Духовные и светские концерты пользовались большим успехом у всех слоев русского сельского и городского населения.

В старообрядческой среде и в среде отклонившихся от православной церкви протестантских групп (духоборы, пятидесятники, молокане, евангелисты, баптисты), составлявших по сравнению с православным населением незначительную часть русского народа, общественная жизнь имела свои особенности. В целом же в силу замкнутости этих групп весь их быт отличался значительной консервативностью.

Наиболее стойко традиционные формы в общественной жизни в Х1Х-начале XX в. сохранялись в сфере праздников и обрядов.

Большую роль в жизни городского населения играли обряды и обычаи, приуроченные к датам христианского календаря. Еще в начале XX в. обрядовый календарь, содержащий многие напластования отдаленных времен, на большей части территории расселения русских сохранял свою традиционную специфику, хотя многие архаические обряды к тому времени ушли из жизни, а смысл других был забыт, и они, смешавшись с необрядовыми бытовыми формами, воспринимались как праздничная забава.

Общественная жизнь, связанная с народной календарной обрядностью, проявлялась главным образом в совместных гуляниях и праздничных развлечениях, имевших множество локальных различий. Рождественско-новогодний цикл обычаев и обрядов, связанных с зимним солнцеворотом и направленных на обеспечение плодородия и всяческого благополучия в наступающем году, назывался святками. Святки были самым оживленным и веселым временем года, особенно для молодежи. По неписанным законам, в обязанность молодежных групп (территориальных или социально-бытовых) входила организация и проведение рождественских и новогодних колядований, широко распространенных в России. Молодые люди веселой гурьбой обходили дома с пожеланиями хозяевам всяческого благополучия и получали за это вознаграждение, чаще всего съестными припасами. Утром на Новый год по домам ходили мальчики. Они поздравляли хозяев, исполняли праздничный тропарь и "засевали" - рассыпали семена. Детей обычно одаривали мелочью. Все, что колядовщики получали от хозяев, шло на устройство праздничных вечеринок и бесед, которые, как уже отмечалось, отличались особым разгулом и многолюдностью.

С Нового года до Крещенья собирались группами и гадали. Гадание рано утратило свое ритуальное значение и для большинства населения служило веселым молодежным развлечением. Гадали преимущественно девушки о своем будущем замужестве. Особенно выделялись у русских крещенские гадания с подблюдными песнями. Много веселья доставляли ряженые, которые с плясками и песнями ходили или разъезжали компаниями по улицам, заходя в дома, спросив на то позволение у хозяев. В интеллигентской среде ряженые обычно объезжали знакомые семьи. Рядились часто в традиционные маски, в том числе древние — козу, коня, быка, старика со старухой. Но более всего в начале XX в. в ходу были бытовые маски - доктора, цыгана и цыганки и проч. На святки разыгрывали народные драмы - "Лодку", "Царя Максимилиана", "Голого барина". Рождественско-новогодний цикл заканчивался Крещением, обрядность которого сформировалась под сильным воздействием православной церкви. Главным моментом его явился массовый крестный ход с водосвятием на Иордань - специально оформленную прорубь на местном водоеме. В нем принимали участие все от мала до велика. Подготовка процессии и устройство проруби также были делом общественным. Из проруби брали освященную (святую) воду. Некоторые мужчины окунались в ледяную купель.

Масленица в отличие от многих других календарных праздников не имела христианского осмысления и отмечала лишь начало Великого поста перед Пасхой. В быту русских, как в городе, так и в деревне, она получила особенно широкое развитие. Масленичное общение носило в целом разгульный характер и сохраняло в своем составе многие элементы очень древних обрядов. Одна из основных форм его - хождение в гости и прием гостей ("пере-гащивались"). Обязательной для этого праздника считалась обильная жирная еда. Атрибутом Масленицы стали блины, которые поедались в большом количестве. Блины пекли дома, в трактирах, в ресторанах и специальных буфетах, где можно было заказать их для приема гостей. В городах на Масленице проходили балы.

Самая любимая масленичная забава - публичное катание с гор. Жители сел и городов катались на салазках, на ледянках, на санях, на бревнах, сколоченных в виде плота. Иногда для этого сооружали специальные горы, заливавшиеся льдом. В Петербурге и в Москве под такими горами устраивались праздничные базары, где для простонародья проводились всякие представления, продавались лакомства. С четверга, когда начиналась "широкая" Масленица, ездили напоказ в санях на разукрашенных лошадях, запряженных парами, тройками и с бубенцами под дугой. Зрители "шпалерами" стояли на улицах. В катаниях участвовали молодожены, прожившие в браке не более года. "Молодых" вывозили на всеобщее обозрение, демонстрируя их благополучие. Были приняты игры с молодоженами: их задерживали ("подмораживали"), засыпали снегом ("солили"), валяли по снегу. Молодой должен был откупаться. Толпы собирались поглазеть на эту забаву. Масленичным развлечением считались также игры в снежки. Долго сохранялась в быту игра "Взятие снежного городка". Масленичное гуляние заканчивалось обрядом проводов Масленицы, в котором принимало участие много народу: жгли костры, провозили чучело Масленицы, сжигали его или разрывали на куски и разбрасывали по полям.

О древних обрядах встречи весны напоминали жаворонки — булочки из теста в виде птички, с которыми 9 марта ст. ст. (День сорока мучеников, по христианскому календарю) дети бегали по улице и выкрикивали коротенькие стишки о весне. Но в целом после Масленицы общественная жизнь замирала и вновь оживлялась с Пасхи. Пасхальную неделю молодежь проводила на улице. Наиболее характерными были массовые игры с ярко выраженным спортивным элементом (городки, лапта). Широко бытовали качели. Женщины и дети любили игры в крашеные яйца. Собравшись в группы, они разбивали яйца друг о друга, катали с горки или по специальному лотку. В некоторых местах водили хороводы.

В Центральной России в деревнях сохранялся старинный обычай въюношник, или въюнишник, когда толпы мужчин или женщин обходили дома недавно поженившихся пар с пением песен, по своему содержанию и строю напоминавших колядки.

Весенний цикл праздничных гуляний заканчивался Троицей (50-й день от Пасхи), которая знаменовала также переход к лету, - ходили в луга и леса. Сообща украшали церкви и дома молодой растительностью, березками. Основными исполнителями коллективных обрядовых действий были девушки и женщины. Кое-где сохранялись старинные женские сборища на Семик, который приходился на четверг перед Троицей и отмечался пирушкой. Девушки с песнями ходили в лес заплетать венки, заламывать березу. Молодую березу иногда приносили в деревню, ходили с ней, а потом разламывали или бросали в воду. Сохранялся обряд кумления девушек: поцеловавшись через венок из березовых веток или пройдя через образованную связанными молодыми березками арку, девушки становились «кумушками», «сестрицами». Такое своеобразное побратимство рассматривалось как духовное родство.

Летнее купальское общение сводилось к молодежным сборищам с зажиганием костров, играм с обливанием водой; иногда устраивали игры в "Похороны Костромы" или "кукушки", являвшиеся отголосками когда-то бытовавших обрядов.

Летние праздники и молодежные гуляния заканчивались на Петров день (29 июня ст. ст.). В предпраздничную ночь молодежь развлекалась до рассвета - "встречали солнце". Принято было собирать на ближайшей территории все, что не прибрано, озорничать. Многие шумели, пели, били в печные заслонки и т.п.

Ко многим календарным праздникам приурочивались ярмарки; особенно много их было осенью. Ярмарки сопровождались гуляниями, увеселениями, на которые выходили целыми семьями.

Общественное и семейное начало тесно переплетались и в праздновании так называемых престольных дней — праздников в честь патрона местной церкви. Кроме религиозной стороны праздников (посещение церкви, хождения на кладбище, иногда мирского молебствия и т.п.), основным моментом являлось большое гулянье. Во многих местах к этим дням было принято варить пиво общим котлом, закалывать быка - обычай, восходящий к общинным коллективным трапезам. Помимо родственников и знакомых, съезжавшихся к празднику, в домах угощались и посторонние — так называемая сторона, - которые считались общими гостями. Престольные праздники часто называли пивными днями.

Во всех городских праздниках с середины XIX - начала XX в. в связи с развитием индустрии развлечений происходят изменения в сторону усиления зрелищной стороны праздничных гуляний.