Дружественные проекты:

Мастерская группа JNM 

Ролевые игры живого действия 

Александр 6 

Золотые Леса

Комкон-2007. Ролевой конвент в Москве





Гимны Российской империи

Версия для печати

  • Государственный гимн «Боже, Царя храни»
  • Национальный духовный гимн «Коль славен наш Господь в Сионе»
  • Неофициальный гимн русского народа «Славься!»

  • Слушать Государственный гимн «Боже, Царя храни»




    Гимн «МОЛИТВА РУССКИХ»

     

    Первым официальным государственным гимном России была «Молитва русских», слова которой написал поэт В.А. Жуковский (1783 – 1852). Во второй половине XVIII в. большинство государств Европы встречало своих суверенов мелодией, заимствованной у англичан – «God Save the King» («Боже, храни короля») – написанной неизвестным композитором примерно в 1745 г. Гимн призывал благословение на короля Георга II (1683 – 1760).

    В России английская мелодия утвердилась после войны 1812 г. Все были охвачены гордостью за русских героев, освободивших Европу. Как писал А.С. Пушкин в «Метели», победители возвращались с «завоеванной» музыкой: тирольскими вальсами, французским роялистским гимном «Да здравствует Генрих IV», ариями из опер. Солдаты вставляли в речь французские и немецкие слова. Несомненно, полковые оркестры играли и «Боже, храни короля» – мелодия антинаполеоновской коалиции сделалась привычной. Приятной она была и для глубоко религиозного англофила Александра I.

    Освободителю Европы – русскому царю – в то время посвящалось огромное количество музыкальных произведений. В 1813 г. в Петербурге вышла в свет «Песнь русскому царю», слова А.Востокова «на голос английской ... песни «God Save the King». Вероятно, впервые «Песнь» прозвучала 15 ноября 1813 г. на концерте, устроенном в пользу инвалидов Отечественной войны Санкт-Петербургским филармоническим обществом. Исполнял ее певец Самойлов в сопровождении хора певчих:

     

    Прими побед венец,
    Отечества Отец,
    Хвала Тебе!
    Престола с высоты
    Почувствуй сладость Ты
    От всех любому быть,
    Хвала Тебе!
    О, Александр, живи
    И царствуй – царь любви,
    Хвала Тебе!

     

    Таковы были слова до 1815 г., пока В.А. Жуковский не опубликовал в «Сыне Отечества» новый, более удачный текст под названием «Молитва русских».

     

    Боже, Царя храни!
    Славному долги дни
    Дай на земли!
    Гордых смирителю,
    Слабых хранителю,
    Всех утешителю –
    Все низпошли!

     

    Как все гимнические песнопения, «Молитва русских» была краткой и легко запоминающейся.

    В 1816 г. «Молитва русских» была исполнена на параде в Варшаве по приказу великого князя Константина Павловича при встрече своего царствующего брата. Этот же гимн должно было принять и автономное Царство Польское (1815 – 1831). Польский текст А. Фелиньского напоминал о единстве двух братских славянских народов под скипетром «ангела мира».

    19 сентября того же года «Молитву» пели при праздновании годовщины Царскосельского лицея с двумя дополнительными куплетами, сочиненными А.С. Пушкиным. В то время система образования предусматривала исполнение учащимися гимна в торжественных случаях, поэтому он часто звучал в петербургских учебных заведениях. Тогда же Александр I издал указ исполнять «Молитву русских» полковым оркестрам всегда при встречах императора. С этого времени этот гимн можно считать первым официальным гимном России.

    Утверждение его произошло одновременно с утверждением немецких черно-желто-белых цветов в армейской и государственной символике России.



    Государственный гимн «БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ»

     

    Боже, Царя храни.
    Сильный, державный,
    Царствуй на славу, на славу нам.
    Царствуй на страх врагам,
    Царь православный.
    Боже, Царя, Царя храни.

     

    Рождение второго официального гимна связано с именем Алексея Федоровича Львова (1798 – 1870), культурнейшего и высокообразованного человека. Вопреки несправедливым отзывам противников, считавших Львова сухарем-бюрократом, он мог бы служить эталоном русского дворянина: его отличительными чертами были благородство, личная честь, скромность, приветливость, честность, осознание долга как служения «престолу и Отечеству кровью и делом».

    В 1833 г. А. Ф. Львов сопровождал Николая I в Австрию и Пруссию, где императора повсюду приветствовали звуками «God Save the King». Царь выслушивал чужеземную мелодию монархической солидарности без энтузиазма и по возвращении поручил Львову, как наиболее близкому ему музыканту, сочинить новый гимн.

    «В 1833 г. я сопутствовал государю в Австрию и Пруссию. По возвращении граф Бенкендорф сказал мне, что государь, сожалея, что мы не имеем своего народного гимна, и, скучая слушать музыку английскую, столько лет употребляемую, поручает мне попробовать написать гимн Русский. Задача эта мне показалась весьма трудною, когда вспомнил о величественном гимне английском «God Save the King», об оригинальном гимне французов и умилительном гимне австрийском.

    Я чувствовал надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войска, годный для народа – от ученого до невежды.

    Все эти условия меня пугали, и я ничего написать не мог. В один вечер, возвратясь домой поздно, я сел к столу, и в несколько минут гимн был написан. Написав эту мелодию, я пошел к Жуковскому, который сочинил слова («Молитва русского народа» – таково было первое название гимна), но как не музыкант не приноровил слов к минору окончания первого колена. Однако, положив гармонию простую, но твердую, я просил графа Бенкендорфа гимн послушать. Он сказал государю, который вместе с императрицей и великим князем Михаилом приехали слушать гимн в Певческий корпус (23 ноября 1833 г.), где я приготовил весь хор и два оркестра военной музыки. Государь, прослушав несколько раз, сказал мне «С`est superbe» ... (великолепно ). Мигом музыка гимна разнеслась по всем полкам, по всей России и, наконец, по всей Европе».

    Первое публичное исполнение состоялось не в Петербурге, а в Первопрестольной, в Большом театре. На афишах стояло, что будет исполняться «Народная русская песнь» (т.е. национальный или государственный гимн). В хор собрали всех актеров русских трупп столицы, в том числе и М.С. Щепкина.

     

    Вероятно, Николай I не сразу утвердил гимн Львова и бесповоротно принял решение лишь после 25 декабря 1833 г. В этот день, помимо Рождества, Россия праздновала окончательное освобождение от «нашествия двунадесяти языков». После «опробования» музыки среди военных, Бенкендорф послал композитору записку, в которой писал, что император был восхищен произведенным эффектом. В награду творец получил табакерку с бриллиантами, самый лучший из которых он поместил в ризу иконы церкви Божьей Матери Всех Скорбящих, а в 1834 г. был зачислен флигель-адъютантом (в чине ротмистра) в корпус кавалергардов для несения придворной службы.

    Итак, 25 декабря 1833 г. стало днем рождения государственной молитвы Российской империи за своего царя, единственного и официального гимна.

    Несложную хоральную мелодию Львова называли одной из красивейших в мире. Гениальность львовской находки состояла в простоте формы и силе идеи. Русский гимн был самым кратким в мире. Всего 6 строк текста (в качестве гимна исполнялась только первая строфа написанного В.А. Жуковским стихотворения) и 16 тактов мелодии легко западали в душу, без труда запоминались абсолютно всеми и были рассчитаны на куплетный повтор – трижды (для сравнения: греческий гимн 1864 г. имел 158 строк!).

    Гимн пели при встречах императора на балах, при официальных въездах в города и на торжественных застольях после здравиц за императора. Сложился и театральный ритуал встреч – при появлении монарха в ложе тут же взвивался занавес, и вся труппа артистов пела «Боже, царя храни», после чего следовали крики «ура!» и ответные поклоны венценосца. Все повторялось при выходе императора из ложи после конца спектакля.

     

    Однако воспоминание об Александре I Благословенном вскоре исчезло, и с середины XIX в. в обществе нарастало раздражение мертвящей деспотией и правительственной пропагандой, нещадно эксплуатировавшей три первых слова гимна во всех официальных статьях и речах.

    Атеистическая интеллигенция видела в Львове лишь придворного аристократа, а в его шедевре – голый монархизм и «поповщину». Русский национальный гимн для многих стал пустышкой, он уже не сплачивал, а раскалывал общество. После манифеста 17 октября 1905 г. предлагался даже новый текст для гимна:

     

    Боже, царя храни,
    Другом свободы
    Царствуй на славу нам!
    Мир даруй всем странам,
    Сблизив народы.
    Боже, царя храни!

     

    Но типографский работник чуть было не поплатился свободой за такую крамолу.

     

    8 и 10 мая 1883 г. в дни коронования Александра Ш с трибун, построенных между Спасской и Никольской башнями Кремля, гимн и глинковское «Славься!» исполнялись оркестром и грандиозным десятитысячным хором, составленным из артистов всех московских театров и детей ста двадцати училищ Москвы.



    Национальный духовный гимн «КОЛЬ СЛАВЕН НАШ ГОСПОДЬ В СИОНЕ»

     

    Коль славен наш Господь в Сионе,
    Не может изъяснить язык.
    Велик он в небесах на троне,
    В былинках на земле велик.
    Везде, Господь, везде Ты славен,
    В нощи, во дни сияньем равен.
    Тебя Твой агнец златорунный
    В себе изображает нам;
    Псалтырью мы десятиструнной
    Тебе приносим фимиам.
    Прими от нас благодаренье,
    Как благовонное куренье.
    Ты солнцем смертных освещаешь,
    Ты любишь, Боже, нас как чад,
    Ты нас трапезой насыщаешь
    И зиждешь нам в Сионе град.
    Ты грешных, Боже, посещаешь
    И плотию Твоей питаешь.
    О Боже, во твое селенье
    Да внидут наши голоса,
    И взыдет наше умиленье
    К тебе, как утрення роса!
    Тебе в сердцах алтарь поставим,
    Тебе, Господь, поем и славим!

     

    Одновременно с «Громом победы» (гимном-маршем побед, появившимся во время второй, «Суворовской», войны 1787 – 1791 гг. с Турцией в честь подвига чудо-богатырей А.В. Суворова, уничтоживших тридцатитысячную турецкую армию, взяв 11 декабря 1790 г. штурмом крепость Измаил) возник русский духовный, не церковный гимн «Коль славен наш Господь в Сионе». Он был рожден талантом русского композитора Дмитрия Степановича Бортнянского (1751 – 1825) на основе народных и церковных напевов.

    Ни время, ни обстоятельства их создания не известны. Предполагают, что «Коль славен...» был написан между 1790 и 1801 гг.

    В отличие от военного и громозвучного «Грома победы», «Коль славен...» своей душевностью и хрустальной чистотой создавал возвышенное настроение. Построен он был на основе церковных и широких русских народных напевов, написан в трехдольном ритме (3/4) и исполнялся в медленном темпе. Исследователи отмечали общую интонационную близость к некоторым голосам Большого знаменного распева. Гимн стал любимым и популярным среди народа. Как «священную песнь» его исполняли и русские масоны в начале заседаний своих лож.

    Нравственно-христианские произведения Д.С. Бортнянского оказывали сильное эмоциональное воздействие на слушателей. Ежевечернее исполнение при молитве гимна «Коль славен...» создавало к концу дня светлое настроение, что имело особое воспитательное значение для солдат.

    «Коль славен...» входил в ритуал производства юнкеров в офицеры и в ритуал «зари» и «спуска флага с церемонией», когда он звучал после артиллерийского залпа и сигнала горнистов «на молитву, шапки долой!», марша полка и перед молитвой «Отче наш». «Коль славен...» же был всеобщим национальным духовным гимном России.

    С 1856 г. главная башня Московского Кремля – Спасская – тридцатью семью колоколами вызванивает гимн Бортнянского, ежедневно в 15 и 21 час.



    Неофициальный гимн русского народа «СЛАВЬСЯ!»

     

    День рождения русской национальной оперы «Жизнь за царя», 27 ноября 1836 г., начал новую эпоху в культурной жизни страны. Впервые в императорском театре царская семья, двор, сановники и дипломатический корпус слушали произведение, где главным героем был крестьянин. В финале оперы народ встречал и славил гимном-маршем (определение М.И. Глинки) только что венчанного на царство основателя новой династии Михаила Федоровича Романова.

    Яркая национальная мелодия и ликующий колокольный звон на фоне общерусских святынь – Кремля, Красной площади и Покровского собора – вызывали ощущение небывалого величия и волнующей радости. Память славного 1812 года была еще свежа, и многие, в том числе и царь, были до слез тронуты музыкой, посвященной героизму предков времен Смуты.

    В музыковедческую литературу гениальное «Славься!» вошло как национально-патриотический гимн, как высшее выражение русского национального духа. «Славься!» сравнивали с финальным хором «Ода к радости» Девятой симфонии Бетховена. Бессмертные творения М. И. Глинки не скомпрометировали ни покровительство Николая I, ни фанатизм «истинно русских» патриотов.

    В общественной жизни страны «Славься!» объединял все сословия: он исполнялся и на официальных (в том числе и коронационных) празднествах после «Боже, царя храни», и на собраниях молодежи с 1860-х гг. как революционный гимн. Воздействие «Славься!» было совершенно иное, чем у официального гимна, хотя имелась и смысловая близость в одном из куплетов:

     

    Славься, славься, наш русский царь,
    Господом данный нам царь-государь!
    Да будет бессмертен твой царский род,
    Да им благоденствует русский народ!

     

    Торжествующие и ослепительно-солнечные звуки «Славься!» исполнены гордости за талантливый и храбрый народ. Ни одно музыкальное произведение не давало и не дает такой вдохновляющей и радостной уверенности, чем величальное «Славься!». Эта песнь навечно осталась неофициальным гимном русского народа.