Дружественные проекты:

Мастерская группа JNM 

Ролевые игры живого действия 

Александр 6 

Золотые Леса

Комкон-2007. Ролевой конвент в Москве





Суеверия

Версия для печати

И дом, и лес, и поле, и водоемы в народных представлениях были населены различными духами и странными существами. Некоторые из них описаны ниже.

 

В доме обитал домовой (или целое семейство домовых). Домово́й — дух беcкрылый, беcтелесный и безрогий, который живёт в каждом доме в каждом семействе.

От сатаны он отличается тем, что не делает зла, а только шутит иногда, даже оказывает услуги, если любит хозяина или хозяйку. Перед смертью кого-нибудь из семейства он воет, иногда даже показывается кому-нибудь, стучит, хлопает дверями и пр. По общему поверью, живёт он по зимам около печки, или на печи, а если у хозяина есть лошади и конюшня, то помещается около лошадей. Если лошадь ему нравится, то домовой холит её, заплетает гриву и хвост, даёт ей корма, от чего лошадь добреет, и напротив, когда ему животное не по нраву, то он её мучает и часто заколачивает до смерти, подбивает под ясли и пр. От этого мнения многие хозяева покупают лошадей той масти, которая ко двору, то есть любима домовым.

Если домовой полюбил домашних, то он предупреждает в несчастье, караулит дом и двор; в противном же случае, он бьёт и колотит посуду, кричит, топает и пр. Тому, кого любит, завивает волосы и бороды в косы, а кого не любит, то ночью щиплет до синяков. По этим синякам судят, о какой-нибудь неприятности, особенно, если синяк сильно болит. Также наваливается во время ночи на спящего и давит его, так, что в это время нельзя ни пошевелиться, ни сказать ни слова. Обыкновенно эта напасть наваливается на того, кто спит на спине, в это время спрашивают, к худу или к добру, а домовой отвечает мрачным голосом — «да» или «нет».

Говорят, что он не любит зеркал, также козлов, а равно тех, кто спит около порога, или под порогом. Иногда слышат, как он, сидя на хозяйском месте, занимается хозяйской работой, между тем, как ничего этого не видно. В простом народе к домовому питают уважение, так что боятся его чем-либо оскорбить и даже остерегаются произнести его имя без цели. В разговорах не называют его домовым, а «дедушкой, хозяином, набольшим или самим». Иногда – «соседушкой».

При переезде из одного дома в другой, непременною обязанностью считают в последнюю ночь, перед выходом из старого дома, с хлебом-солью просить домового на новое место. Хозяйство каждого, по их мнению, находится под влиянием домового. Говорят, что домовой не любит ленивых. Если домовой не будет любить хозяина, то он начинает проказить, в этом случае пред порогом дома зарывают в землю череп, или голову козла.

Иногда в разных частях жилья вдруг слышится — и только кому-то одному — плач ребенка. Это плачет дитя домового. В этом случае можно покрыть платком то место, откуда слышится плач (скамью, стол, лавку), и «домовичка», мать, не находя скрытого ребенка, отвечает на задаваемые ей вопросы, лишь бы открыли ей дитятю; спросить у неё тут можно что угодно.

Главного домового в доме называют «господарчик». Жена домового (или какой-то родственный дух) – кикимора.

 

В овине живет овинник, а в бане – банник. Овинника называют еще гуменник, подовинник, овинный, жихарь, дедушко, подовинушко, овинный батюшка, овиннушко, царь овинный. Овинник имеет вид громадного чёрного кота, величиною с дворовую собаку, с горящими, как уголья, глазами. Задабривают так же, как домового.

Ба́нника часто представляют в виде крохотного, но очень сильного старичка с длинной и лохматой бородой, покрытой плесенью. Его воле предписывают обмороки и несчастные случае в бане. Если кто-то обжёгся, ударился, поскользнулся, то считается, что это проказы банника. Любимое же развлечение банника — шпарить моющихся кипятком, раскалывать и «стрелять» камнями в печи-каменке, а также пугать парящихся стуком в стенку. Вредить по-крупному (обдирать кожу, запаривать до смерти) банник начинает только тогда, когда люди злостно нарушают запреты: моются в праздники, поздно ночью или после двух-трёх смен парящихся.

Из других функций банника следует отметить его участие в святочных гаданиях: в полночь девушки подходят снаружи к двери бани, задрав юбки; или подходят к челу каменки, или суют зад в дымник; если банник прикоснётся мохнатой рукой — будет жених богатый, если голой рукой — бедный. Тем, кто, гадая, суёт руку в окно бани, банник может сковать пальцы железными кольцами.

Добиваются расположения банника тем, что оставляют ему кусок ржаного хлеба, густо посыпанного крупной солью. А чтобы навсегда отнять у него охоту вредить, приносят в дар чёрную курицу. Выстроив новую баню, такую курицу, не ощипывая перьев, душат (не режут) и закапывают под порогом.

Банный дух может выступать также в женском облике — банниха, байница, баенная матушка, обдериха. Обдериха выглядит как лохматая, страшная старуха, иногда голая. Показывается в виде кошки. Живёт под полком. Поверья о ней сходны с представлениями о баннике (кроме участия в гаданиях). Как женская разновидность банного духа может выступать также шишига — демоническое существо, которое показывается в бане тем, кто идёт туда без молитвы. Принимает образ знакомой или родственницы и зовёт с собой париться. Может запарить до смерти.

 

В поле есть свои духи: полевой, полуденица. Полево́й — один из низших духов в славянской мифологии, «родственник» домового. Обретается в полях, обычно культурно обработанных, но может и просто жить в поле. Рассказывают, что дух этот полевой видится в виде маленького белобородого старичка, который очень не любит, когда крестьяне работают в поле в полдень. За это наказывает лишением рассудка.

В помощницах полевой имеет полудениц — девушек из разряда русалок, но живущих в поле. Эти девушки (а говорят, что иногда и юноши), одетые с белые, полупрозрачные одежды, могут завлечь путешественника, уморить его крепким сном, да таким, что после не проснётся (после чего сам становится русалкой, сиречь полуденицей).

 

И разумеется, огромное количество духов обитает в местах, которых не касалась рука человека: в лесах живут лешие, в водоемах – водяные и водянихи, также шишиги.

Ле́ший, он же лесови́к, лесовой, лешак, лесник, лесун, местами даже просто лес — сверхъестественное существо славянских преданий и русских сказок. Место жительства лешего — глухая лесная трущоба, но иногда и пустырь. Однако этот дух обитает в лесу не постоянно, а только в тёплое время года. «На Ерофея», — считали крестьяне, — «лешие с лесом расстаются». В этот день (17 октября) дух проваливается под землю, где зимует до весны, но перед зимовкой леший беснуется: поднимает бурю, ломает деревья, разгоняет зверей по норам и свирепствует. По польскому поверью, леший любит сидеть на старых сухих деревьях в образе совы, поэтому крестьяне опасаются рубить такие деревья. По русскому поверью, леший любит сидеть не на ветвях, а в дуплах таких деревьев. На этот счёт есть поговорка: «Из пустого дупла либо сыч, либо сова, либо сам Сатана». Шествие лешего сопровождается ветром, который заметает его следы. По причине любви лешего к ветру, люди, находясь в лесу, избегают свиста, чтобы не привлечь этим духа.

Леший может явиться к человеку в разных видах, но чаще всего он показывается людям дряхлым стариком или косматым чудищем с козлиными ногами, рогами и бородой. Если на лешем есть одежда, то она обязательно вывернута наизнанку, запахивается левой полой на правую, и сам он обязательно не подпоясан. В лесу леший показывается гигантом, голова которого достаёт верхушки деревьев, а на полянах он еле выше травы. Этому лесному духу приписывают способности к оборотничеству, поэтому он может показаться и виде дикого зверя.

Под властью этого духа находятся все звери в лесу. Любые массовые передвижения животных трактуются как направляемые лешим. Поэтому охотники всячески пытаются задобрить духа, чтобы тот не вредил им на охоте.

Любимая присказка лешего: «Шёл, нашёл, потерял». Сбивать людей с толку, запутывать их — обычная проделка духа. Если «леший обойдёт» человека, то путник внезапно потеряет дорогу и может «заблудиться в трёх соснах». Единственный способ рассеять морок лешего — это надеть всю одежду наизнанку, тогда путник сможет найти дорогу из лесу. Кроме того, этот дух очень любит кричать страшным голосом и свистеть, пугая тем людей.

Обычно леший представляется одиноким духом. Так, если в лесу заведутся два леших, то между ними обязательно будет борьба, доказательствами которой будут поваленные деревья и распуганные звери. Но в некоторых местах считают, что лешие живут целыми деревнями. Их женщины обросшие, со спутанными волосами, косматые и непременно имеют настолько большие груди, что не могут ходить, не закинув груди себе за плечи.

 

Водяно́й (водяник, водяной дедушка, водяной шут, водовик) — дух, обитающий в воде, хозяин вод. Воплощение стихии воды как отрицательного и опасного начала.

Водяного представляли в виде голого обрюзглого старика, пучеглазого, с рыбьим хвостом. Он опутан тиной, имеет большую окладистую бороду, зеленые усы. Мог обернуться крупной рыбой, ребёнком или лошадью. Кроме того, выступает в облике мужчины с отдельными чертами животного (лапы вместо рук, рога на голове), или безобразного старика, опутанного тиной, с большой бородой и зелеными усами. С левой полы водяного постоянно капает вода (левая сторона – вообще признак «потусторонности»).

Водяному приписывают то же значение, что и домовому, чему служит доказательством пословица: «дедушка водяной, начальник над водой». Ему также приписывают власть над русалками, ундинами и прочими водяными жителями. Водяные пасут на дне рек и озёр стада своих коров — сомов, карпов, лещей и прочей рыбы. Вообще он добрый, но иногда любит водяной побаловаться и затащить на дно какого-нибудь зазевавшегося человека, чтобы он его развлекал. Утопленники, кстати, тоже ходят в услужении у водяного.

Особой силой наделялись родниковые водяные, ведь родники, по преданиям, возникли от удара молнии. Такие ключи назывались «гремячими», и это сохранилось в названии многих источников.

Из воды водяной выходит редко; его любимым местом являются речные омуты, да притом около водяных мельниц.

Водяной требует себе уважения. Месть его заключается в порче мельниц, в разгоне рыбы, а иногда, говорят, он посягает и на жизнь человека. Ему приписывают сома, как любимую рыбу, на которой он разъезжает и которая ему доставляет утопленников. За это сома называет народ — чёртова лошадь.

Водяные утаскивали людей себе на дно, пугали и топили купающихся. Эти поверья о водяных сопоставимы с легендой о морском (водяном, поддонном) царе, отразившейся в русских былинах о Садко. В волшебных сказках водяной схватывает свою жертву, когда она пьет из ручья или колодца, требует у захваченного царя или купца сына в залог, и т.п.

Водяные соотносятся с черным цветом: им приносили в жертву черного козла, черного петуха. Существовал обычай держать на водяных мельницах черных животных, любезных водяным. По поверьям, у водяного были коровы черного цвета, он обитал в черной воде - в сказках урочище Черна Вода служит местом встречи водяных.

Водяницы — водяные девы — бывают жёнами водяных. Водяница — утопленница из крещённых, а потому и не принадлежит к нежити. Считается, что водяницы предпочитают лесные и мельничные омуты, но больше всего любят пади под мельницами, где быстрина мутит воду и вымывает ямы. Под мельничными колёсами они будто бы обыкновенно собираются на ночлег вместе с водяными. Водяницы вредничают: когда они плещутся в воде и играют с бегущими волнами или прыгают на мельничные колеса и вертятся вместе с ними — рвут сети, портят жернова.

Шиши́га (также Ле́шенка) — маленькое горбатое существо женского рода, живет в камышах, предпочитает мелкие речушки и водоемы. Считалось, что она ходит голой со взъерошенными волосами, набрасывается на зазевавшихся прохожих и тащит их в воду, приносит беду пьяницам. Днем отсыпается, появляется только в сумерках. Шишига состоит в родстве с шишом. Иногда выходит на берег, чтобы расчесать длинные черные волосы. Все, кто ее видел, вскоре утонут или умрут по другой причине. Ею пугали и пугают до сих пор детей, предостерегая от купания в омутах угрозой, что их утащит Шишига.

 

Мавки и русалки, также как и водяницы, считались душами мертвых.

Мавки — дети, умершие без крещения или задушенные матерями. Название идет от старославянского нав — мертвец. Они скрываются в лесах, на полях, в реках и озерах, часто сближаются с русалками, сбивают путников с дороги, заводят в болота и убивают. Их представляют в виде детей или дев с длинными волосами, в белых сорочках.

Народ приписывает им разные песни, небольшого объема. Мавки летают по воздуху в виде больших черных птиц с большими клювом и когтями, которыми они задирают людей до смерти.

Если на них брызнуть водой и сказать «Крещу тебя во имя Отца, Сына и Св. Духа», они обращаются в ангелов и оказывают своему благодетелю большие услуги.

Русалка (купалка, водяница, лоскотуха) имеет человекоподобный облик, чаще всего вообще не отличается от людей, иногда имеет вместо ног плоский рыбий хвост. В русалок превращаются умершие девушки, преимущественно утопленницы, люди, купающиеся в неурочное время, те, кого нарочито утащил водяной к себе в услужение, некрещеные дети. Чаще всего - живут в воде, но иногда в полях — полуденицы, или на деревьях — «древесные русалки». Обычно женщины, хотя есть свидетельства о встрече русалок-мужчин.

Иногда выступает в качестве берегини, спасающей утопающих. Представляются в виде красивых девушек с длинными волосами, реже - в виде косматых безобразных женщин (у северных русских). Простоволосость, недопустимая в обычных бытовых ситуациях для нормальной крестьянской девушки - типичный и очень значимый атрибут.

В русальную неделю (следующую за Троицей), русалки выходят из воды, бегают по полям, качаются по деревьям, могут защекотать встречных до смерти или увлечь в воду. Особенно опасны в четверг - русальичин велик день. Поэтому в эту неделю нельзя было купаться, а выходя из деревни брать с собой полынь, которую русалки якобы боятся.

Тем не менее считалось, что там, где гуляли русалки, растет особенно густая и сочная трава.

 

К мертвецам (вернее, к нежити) относятся и упыри. Упы́рь — существо, убивающее людей и сосущее из них кровь или поедающее их. По народным поверьям, упыри - блуждающие мертвецы, которые при жизни были оборотнями, колдунами или же были отлучены от церкви и преданы анафеме (еретики, богоотступники, некоторые преступники - такие как маньяки и т.д.). Ночью упыри встают из своих могил и ходят по земле, благодаря своему человекоподобному виду легко проникают в дома и сосут кровь у спящих (тем и питаются), затем возвращаются в свои могилы – обязательно до крика третьих петухов. Убить упыря, по поверью, можно было, проткнув его труп осиновым колом. Если и это не помогало, то труп обычно сжигали. Считалось, что упыри вызывают моровые поветрия, неурожаи, засухи.

Упырь приблизительно соответствует вампиру в европейской мифологии и имеет много общего с вурдалаком в восточнославянской традиции, однако еще в XIX веке в народном сознании персонажи эти четко дифференцирвались. Для образованной публики несомненно уже ближе западный вампир, ставший романтическим образом в романе Б. Стокера «Дракула».

До XIX века вампиры в Европе описывались как ужасные монстры из могилы. Вампирами обычно становились самоубийцы, преступники или злые колдуны, хотя в некоторых случаях ставшее вампиром «порождение греха» могло передать свой вампиризм на невинных жертв. Однако иногда вампиром могла стать и жертва жестокой, несвоевременной или насильственной смерти.

Причинами вампиризма могло быть рождение в водной оболочке («рубашке») плода, с зубами или хвостом, зачатие в определённые дни, «неправильная» смерть, отлучение от церкви и неправильные похоронные ритуалы. Чтобы мертвец не стал вампиром, следовало положить распятие в гроб, поместить какой-либо предмет под подбородком, чтобы не дать телу съесть похоронный саван, пригвоздить одежду к стенкам гроба по этой же причине, положить в гроб опилки (вампир пробуждается вечером и должен посчитать каждую крупинку этих опилок, что занимает целый вечер, так что он умрёт, когда наступит рассвет), или проколоть тело шипами или кольями. В случае с кольями основная идея была в том, чтобы вбить кол сквозь вампира в землю, прибивая таким образом тело к земле. Некоторые люди предпочитали похоронить потенциальных вампиров с косами над их шеями, чтобы мертвецы обезглавили себя, если начнут подниматься.

Свидетельства того, что в окрестностях есть вампир, включают в себя смерть рогатого скота, овец, родственников или соседей, эксгумированное тело, которое словно живое с отросшими ногтями или волосами, тело, вздувшееся как барабан, или кровь на рту в паре с румяным лицом.

Вампиры боялись чеснока и любили считать зёрна, опилки и т. д. Вампиры могли быть уничтожены с помощью кола, обезглавливания (клали голову между ступнями), сожжения, повторения похоронной службы, обрызгивания тела святой водой, либо обряда изгнания нечистой силы.

В старорусской анти-языческой работе «Слово Святого Григория» (написанной в XI—XII веке), заявляется, что русские язычники приносили жертвы вампирам.

Есть также мнение, что вампир, укусивший человека, тем самым передает жертве часть своей силы, и делает из человека вурдалака, который выполняет различные приказы для своего хозяина.

Вурдала́к — живой мертвец, обычно возрождающийся из мёртвых людей или из тех, которые были укушены другим вурдалаком. Пьют кровь родных, обычно из-за появления вурдалаков вымирают целые деревни, так как они умерщвляют в первую очередь, обращая их тоже вурдалаками, самых близких людей (дочь, мать, отец и т. п.)

Иногда вурдалаков отождествляют с волкодлаками. Cчитается (см., например, «Этимологический словарь» М. Фасмера), что само слово «вурдалак» возникло случайно: А. С. Пушкин создал стихотворение «Вурдалак», неправильно передав слово «волкодлак».

Считается также, что одним из способов убить вампира — укус оборотня. Раны, нанесенные вампиру оборотнем, не заживают и являются по большей части смертельными. Но и сами вампиры тоже оборотни. Так, в произведении Брема Стокера «Граф Дракула» — граф предстаёт в нескольких обличьях: старик, молодой красивый человек, гигантская летучая мышь, туман и большая черная собака.

Оборотни бывают двух видов: те, что превращаются в зверей по своему желанию и те, кто болеют ликантропией (болезнью превращения в животных). Отличаются друг от друга они тем, что одни могут превращаться в животных в любое время дня и ночи, не теряя при этом способности мыслить по-человечески разумно, а другие только ночью (по большей части в полнолуние), и при этом человеческая сущность загоняется глубоко внутрь, освобождая звериное начало. При этом человек не помнит, что он делал, когда был в зверином облике.

Волкола́к (волкодла́к) — оборотень, принимающий образ волка: это или колдун, принимающий звериный образ, или простой человек, чарами колдовства превращенный в волка.

По народному поверью, колдуны или ведьмы, желая кого-либо превратить в волка, набрасывают на него волчью шкуру и нашёптывают при этом волшебные слова. Иногда колдун кладёт под порог избы пояс, скрученный из мочала; кто переступит через этот пояс, тот и превращается в волка и прежний человеческий образ может получить лишь тогда, когда чародейский пояс протрется и лопнет или когда кто-нибудь наденет на него снятый с себя пояс, на который предварительно навязал узлы и при навязывании каждый раз говорил: «Господи, помилуй». Сами колдуны и ведьмы, желая преобразиться в зверей, набрасывают на себя кольцо из мочала или кувыркаются через обручи. Чтобы превратить свадебный поезд в стадо волков, колдун берет столько ремней и мочал, сколько в поезде лиц, нашептывает над ремнями и мочалами заклятия, а потом подпоясывает ими по одиночке поезжан; подпоясанные тотчас становятся волколаком. Против подобных чар можно действовать только чарами или заговорами, которые носят название оберегов. Народ так верит в силу этих оберегов, что не считает нужным, чтобы они произносились знахарем: их может прочесть и всякий, исполняющий на свадьбе роль дружки.

Различают волколаков двух родов. Волколаки, превращённые из простых людей, представляются существами не зловредными, а страждущими, несчастными, заслуживающими полного сострадания: они живут в берлогах, рыщут по лесам, воют по-волчьи, но сохраняют человеческий смысл. Волколак же, превращающиеся добровольно, особливо колдуны и ведьмы, не испытывают от того никаких страданий, пользуются только этим превращением с выгодой для своих целей; рыская волками по ночам, к рассвету они снова принимают человеческий образ.

Человек, которому суждено сделаться волколаком, не может при жизни своей отличаться хорошими качествами: злые силы управляют всеми его действиями, обучают его колдовству и вообще совращают его с пути истины. Он обыкновенно хитер, мощен, замечательно безобразен и весьма счастлив во всех своих делах и предприятиях; помирает он мгновенно. Народная фантазия яркими красками рисует образ волколака: желтоватое, изрытое глубокими морщинами лицо; всклоченные, стоящие дыбом волосы; красные, налитые кровью глаза; покрытые кровью до локтей руки; железные зубы — черные как смоль; голубоватые усы и отвисшая кожа на теле — вот внешний вид волколака. Но когда ночью покидает он тёмную могилу, он или превращается в летучую мышь, или же принимает человеческий образ, сохранивши только свои железные зубы. Впрочем, после первого петуха он спешит возвратиться к себе в могилу. Чтобы избавиться от посещений волколака, его нужно убить в собственной могиле колом из боярышника. Но трудность выполнения этого средства заключается в том, как найти могилу волколака. В большинстве случаев жители местности, в которой, благодаря посещениям волколака, появилась сильная смертность, берут молодого жеребца и вместе с ним отправляются на кладбище, где заставляют его переходить с могилы на могилу до тех пор, пока не заметят, что жеребец начинает пятиться от какой-либо могилы, делать прыжки в сторону и обнаруживать признаки страха. Это значит, что в могиле скрыто что-то страшное. Быстро приближаются селяне к этой могиле, окружая ее со всех сторон, раскапывают, и если замечают, что тело мертвеца еще не истлело, несмотря на то, что он уже давно похоронен, или же если мертвец имеет внешний вид, свойственный волколаку, то переворачивают его навзничь и между плеч вбивают кол из боярышника. Селяне спешат сжечь и труп волколака и кол, которым он был убит.

 

Колдуны и ведьмы в народных поверьях обладали страшной силой: могли не только вставать из могил, но и обращаться в животных (не только в волка), обращать других людей, проклинать, насылать болезни, пожары, утаскивать детей из колыбелей.

Ди́кая ба́ба — помощница ведьм и колдунов. Её подсылают к людям, чтобы делать им разные пакости. Роженицам, молодым матерям они подменивают детей собственными ведьминками, которые не живут дольше семи лет и очень злы и глупы. Дикие бабы сосут кровь у маленьких детей, отчего те бледнеют и хиреют. Дикая баба-летун является во сне или наяву молодым мужчинам златокудрою красавицею. Очаровывает она и женатых, так что они уходят от своих жен, и, пока летавица сама не оставит мужчину, никакая сила не вернет его жене. Летает с помощью сапог-скороходов, если же их снять, теряет сверхъестественную силу, послушно идет за человеком, укравшим её сапоги, и верно ему служит. Застать дикую бабу можно в поле или в огороде, где растет горох, до которого она большая охотница.

 

По народным представлениям, каждая болезнь имеет антропоморфное воплощение, в котором и разгуливает по земле. Еще в начале XX века крестьяне одной из деревень Поволжья насмерть забили прохожего, которого приняли за холеру.

Лихора́дка — дух в облике женщины, поселяющийся в кого-нибудь и вызывающий болезнь. Лихорадки, трясавицы— у русских демоны болезни в облике женщин. Лихорадки бывают различными, и общее число их, как правило, 12. В русских заговорах часто перечисляются их имена: в записи 18 в.— тресея, отпея, гладея, аввареуша, храпуша, пухлея, желтея, анея, немея, глухея, каркуша и др. Само число 12 и резко отрицательная семантика «сестер-трясавиц» связаны с апокрифическим мотивом дочерей царя Ирода, которые и превратились в «лихорадок». Девы - Иродиады — простоволосые женщины дьявольского обличия. В некоторых заговорах их 7, 10, 40, 77, а в народных преданиях лихорадка может ходить и в одиночку. При этом ее зовут ласкательно - приветливыми словами: добруха, кумоха, сестрица, тетка, гостьюшка, гостейка и др., чтобы не рассердить.

 

Различные народные поверья связаны с «цветком папоротника». По поверьям считается, что папоротник цветет лишь один миг, в ночь под Ивана Купала (23 июня); сорвать цветок очень трудно, тем более, что черти при этом всячески препятствуют и запугивают. Зато сорвавший цвет папоротника и сохраняющий его при себе получает дар прозорливости и может понимать язык животных. Чтобы сорвать папоротник, нужно в ночь под Ивана Купала разостлать около растения священную скатерть (употреблявшуюся на Светлой Неделе), очертить вокруг себя круг освященным ножом, окропить папоротник святой водой и молиться. Сорвав цветок, нужно спрятать его за пазуху и бежать без оглядки.

 

Известно, что порой существа из языческой мифологии проникали в христианский мир в образе святых. Но самое интересное, что туда же проникло не доброе божество, а злобный Ний (Вий) – хранитель подземного мира. По народным представлениям, у Ния длинные, до полу, веки и брови, которые нужно поднимать вилами, а взгляд его испепеляет человека заживо. Это не очень приятный персонаж обосновался в святцах как св. Касьян, чей день отмечали 29 февраля.
Касьян на что ни взглянет — все вянет.
Касьян на скот взглянет, скот валится;
на дерево — дерево сохнет.
Касьян на народ — народу тяжело;
Касьян на траву — трава сохнет;
Касьян на скот — скот дохнет.
Касьян все косой косит…

Любопытно, что Касьяну подчинены ветра, которые он держит за всевозможными запорами.

 

Кроме волшебных существ и предметов, в народных сказания присутствуют волшебные места, как вредоносные (Лысая гора), так и чудесные – Беловодье, Китеж-град.

Беловодье – чудесная страна, где реки текут молоком и где живут праведные люди. Русские старообрядцы ходили искать Беловодье и добрались до Тибета.

Китеж-град - по народному поверью, чудом скрылся под землю во время нашествия Батыя; на его месте образовалось Святое озеро. Иногда из-под воды слышен звон колоколов: чудом Господним в Китеже живут спасшиеся люди.