Дружественные проекты:

Мастерская группа JNM 

Ролевые игры живого действия 

Александр 6 

Золотые Леса

Комкон-2007. Ролевой конвент в Москве





Отчет Ночного Волка

Версия для печати

_______________

Аояма Минору

"Первый японец пересек огромные российские просторы
еще в конце XVIII века, когда между Японией и Россией не было
дипломатических отношений. Это был капитан судна "Синсе мару"
Дайкокуя Кодаю, которого после кораблекрушения выбросило на
дальневосточный берег России. Чтобы получить разрешение вернуться
на родину, ему пришлось добраться до Санкт-Петербурга и добиваться
там аудиенции у Екатерины II. Hа это ушло восемь долгих лет... [...]
Его путешествие по России стало оптимистическим прологом к истории
японо-российских связей."
(из официальной современной российской историографии японо-российских отношений)


"Оптимистичнее пролога и не представишь! Про@%$дячить
ТУДА и ОБРАТHО за разрешением на выезд!!! Представляю,
как матерился несчастный чувак Дайкокуя Кодаю..."
(пользователь taf на utaf.ilim.ru)


Именно в этом ключе я и планировал отыгрывать японского журналиста господина Аояма, волею редакции заброшенного в Российскую Империю с заданием написания путевых очерков и эссе о ней. Помимо работы в "Токио (хотя вообще-то То:кё) майнити", у Аояма-сан в активе имелась работа в русском отделе МИДа, хотя и на незначительной должности, а до того законченный Токийский университет по специальности "язык и культура" и дополнительные курсы русского языка. Ну а богатую языковую практику наш герой получил в студенческие годы при Порт-Артуре, в должности переводчика в разведотделе штаба одной из дивизий;) По этому поводу в аусвайсе в графе "владение оружием" гордо стоял "плюсег", а уважаемый хозяин гостиницы господин ветеран русско-турецкой 1877-78 года войны Федор Клюшкин, как выяснилось после игры, тихо подозревал меня в шпионаже. Впрочем, вероятно, не только он. Но мой персонаж был чист, аки голубь Хатимана :) (Хатиман-это божество войны в синтоизме, если кто не в курсе :))

В процессе чтения материалов к игре вдруг как-то ненавязчиво всплыло, что род Аояма - фамилия, придуманная для меня к прошлогодней "миядзаковке" sei__senagon, сушествовал реально и был вполне себе самурайским. "Ну что ж", - подумал я и дописал в легенду персонажа пару знакомств, совершенно безразличных для игры, но греющих печень японофила :) Где-то к концу мая "Остапа окончательно понесло", и я докинул в легенду еще и знакомство с неким господином лейтенантом Такано Исороку, позднее хорошо известным в определенных кругах под фамилией Ямамото. Разумеется, утверждать эти милые подробности у мастера я счел совершенно излишним, дабы не беспокоить зря замечательную мастерскую группу, для которой все вышеперечисленное не имело ни малейшего смысла.

Затем встал вопрос с проживанием моего перса. К счастью, оказалось, что господа Крюшкины в лице elglin и reinbach вывозят на игру гостиницу "Добрый случай". И с огромной радостью уже после заезда я обнаружил, что с ними приехала горничной замечательная nafania_smile. Жизнь была налажена.

С некоторым усилием я выдрал на работе один день от отпуска, затем в пятницу "подул легкий ветерок" ;) - и я оказался на полигоне.

Полигон был расположен в очень живописной местности. Высокий, с аккуратными ступенями Екатерининский спуск к воде (в смысле - аккуратная, с вырубленными довольно удобными ступеньками тропинка по косогору к ручью) переходил в Николаевскую набережную с электрическим освещением (правда, я не помню, чтобы оно хоть раз заработало :) ), а местные жители вкусили такие плоды прогресса, как телеграф и даже телефон (да, работающий!). Смутно чем-то подозрительно знакомые Аояме-сан телефоны германского общества "Телефон-вербанд" :), которыми пользовались в Париже ;) очень способствовали развитию своеобразного дежавю. Но дежавю было грубо попрано, когда господин Аояма, опоздав на два часа, но все равно попав на предыгровой парад, с ужасом увидел среди местных жителей господина в русском морском кителе и с несколькими наградами. Именно этого человека господин Аояма Минору решил опасаться сильнее всего.

Заселившись в гостиницу, Аояма-кун лег спать с дороги (а я начал судорожно метаться между попытками по жизни помочь дорогим хозяевам, получить игровые документы и т.д. и т.п.) Получив небольшой мастерский загруз с неким найденным под окном ножом, я сразу же после входа в игру спихнул нож господину Крюшкину, и мы пошли смотреть фейерверк по случаю открытия павильона с лечебными водами.

Фейерверк был довольно миленький. Его простые и непритязательные огни напомнили господину Аояма о далекой Родине... Потом стали запускать свистящий фейерверк, и он напомнил господину Аояма русские снаряды под Артуром, а уж когда господин Крюшкин вспомнил, как при Баязете русские войска использовали ракетные станки против турецкой кавалерии, господин Аояма почти совсем был готов расплакаться и закрыл лицо шляпой, но внук самурая не потерял лица :)

Средующим утром господин Аояма, умытый, выбритый и гордый, поедал бутерброды в общей зале. Ему предстоял большой день - обойти весь город, взять несколько интервью (конечно, господа Крюшкины были очень милы, а Федор Алексеевич был человеком, умудренным годами, но этого было недостаточно для уважаемых читателей "Токио Майнити" :) ) - мне предстояло втереться в доверие к совершенно незнакомым людям, и я не знал, как к этому подступиться.

Тем временем меня опросил один из местных урядников. Он был весьма вежлив и задавал вопросы о найденном вчера ноже, но, поскольку господин Клюшкин на глазах господина Аоямы сдал нож старшему уряднику, из этого следовало, что нож полиция протеряла... однако я не стал расспрашивать - подданный Микадо, пусть даже после нашей победы и прошло 8 лет, находится в России на несколько своеобразном положении...

В радужном и бодром настроении я поспешил на телеграф - с четырехдневным опозданием я все-таки планировал поздравить господина Такано Исороку с годовщиной Цусимского сражения :) Зайдя в банк и сняв некоторую сумму, я заодно проверил и состояние своего счета. По дороге я встретил господина в белом кителе с крестами - мы раскланялись.

Отправив телеграмму на английском (пусть Исороку-сан поразвлечется переводом), я поспешил в гостиницу. Передо мной на набережной маячил господин ветеран русско-японской (tincas), за спиной которого я, бодрый и веселый, тихонько напевал: "Мамуро-но сэмуру-мо куроганэ-но" ^--^

Дойдя до гостиницы, я задумался - как лучше познакомиться с какими-нибудь лицами, беседа или даже интервью с которыми были бы интересны нашим уважаемым читателям? Я решил прогуляться в очень красивый - в Японии я не видел ничего подобного - павильон с источником знаменитой в здешних краях минеральной воды, но кроме нескольких сорванных выбитых бурей кусков полиэтилена стекол не нашел ничего стоящего. А беседа о технических подробностях водозаборной системы со случайно встретившимся мне там господином инженером вряд ли была бы интересна нашему читателю.

Старосветск вымер. Постояльцы из гостиницы разошлись по своим делам, местные жители лишь изредка появлялись на улицах, но тут, совершенно для меня неожиданно, я встретился с господином (кажется) Вересовым, также постояльцем гостиницы, с которым был едва знаком. Весьма великодушно с его стороны, он предложил представить меня господам Фиолетовым-Мещерским - выдающимся представителям местного знатного рода и весьма творческим, как мне удалось случайно выяснить, людям. Это было выше всех моих мечтаний - и вот мы уже идем по направлению к их старому, но очень красивому особняку на Николаевской набережной. Господа Фиолетовы-Мещерские оказались так добры, что согласились принять меня, а последовавшая двухчасовая беседа, обед и даже литературный кружок были выше всех моих мечтаний. Ах, это было почти точно так, как писали господа Некрасов, Толстой и Чехов! Как жаль, что господину главе семейства пришлось отвлечься на представительские функции в городском управлении. Но это так по-японски, так по МэйдзиИсински! Огромное впечатление произвел на меня Андрей Александрович - вероятно, очень хороший человек и незаурядный знаток литературы. Как жаль, что долг привел его в офицерский корпус Российской армии, и еще более жаль, что он рисковал своей жизнью на полях в Маньчжурии... Он выжил, но, должно быть, в нем погиб незаурядный литератор.

А Сергей Рьвович (rinon_)! Как хорошо мы поговорили о православном священнике Николае Касаткине, проповедовавшем православие у нас в Дай Ниппон (немножко тщетно было это занятие, впрочем :) ), о его нелегком выборе в трудную для него, но столь победоносную для Дай Ниппон пору войны 37-38 годов Мэйдзи! :) Какие перипетии местной политики и религиозных сложностей приоткрылись мне благодаря столь полезной случайности и благосклонного порыва г-на Вересова! Конечно же, многим нашим образованным читатерям :) это будет чрезвычайно интересно! А какие замечательные стихи и прозу читали на литературном кружке! Oсобенно стихи г-жи Ахматовой! И как неожиданно было, что г-жа Задунайская сделала мне такой подарок - книгу своих стихов. Это самый лучший подарок, который только может получить интересующийся русской культурой человек! Ну, и мой профессор порадуется...

И очень жаль, что г-жа Дубровина (впрочем, кажется, это ее девичья фамилия :) ) нарушила течение этого прекрасного собрания вопросом про войну. Впрочем, неловкость удалось быстро обойти, прочитав вполне подходящее к случаю хокку Императора Мэйдзи (и умолчав о том, что он написал его ровно перед принятием решения о войне с Россией :) )

Все это было самым замечательным моментом моего пребывания в Старосветске, но впереди меня ждала еще более замечательная новость - господин ветеран (как выяснилось впоследствии, на самом деле это был какой-то бомбист, а вовсе не ветеран) лежал в луже крови, и угроза того, что он меня вот-прямо-щас-на-этом-месте грохнет, миновала. Да, я понимаю, что это не очень вяжется у вас с поведением бесстрашного потомка самураев, но все же, все же... ;)

Потом было много чего, и, уже отходя ко сну в своем номере, я услышал громкую беседу господ, надо полагать, из охранного отделения русской полиции под руководством господина Жаворонкова, которые остановились в номере напротив. О, это тоже было незабываемое впечатрение! :) Вряд ли содержание беседы будет интересно всем нашим уважаемым читателям, но вот, например, моих бывших колег из русского отдела МИДа она безусловно заинтересует, да и господину Доихаре из военной разведки тоже, наверное, понравится! :) Придется изменить маршрут поездки и сначала заехать в Санкт-Петербург, в посольство...

Господин Аояма отбыл из Старосветска дневным поездом. Он благополучно добрался до Петербурга, потом вернулся в Японию, работал, женился, снова работал. Он пережил все тревоги века и умер в преклонном возрасте в 1958 году, окруженный в последние годы жизни заботой любящих внуков и их жен...