Дружественные проекты:

Мастерская группа JNM 

Ролевые игры живого действия 

Александр 6 

Золотые Леса

Комкон-2007. Ролевой конвент в Москве





Письма Эммы Софии фон Фридрихсхайн-Кройцберг (Мария Гескина)

Версия для печати


Письмо первое


Herzogtum Baden,
Karlsruhe
Gerichtstrasse 3
Herrn Konrad von Friedrichshain-Kreuzberg


2 июня 1913 года, г. Старосветскъ


Дорогой папа,


пишу Тебе незамедлительно в первый же день моего пребывания в России, так как знаю, как Ты волнуешься за меня и как не хотел опускать меня в эту «варварскую» страну!

Как я и предполагала, ничего варварского тут нет, напротив, я замечаю все больше сходства с нашей родиной. Вчера я прибыла в город поздним вечером, поезд задержался по причине более чем забавной, но о ней я расскажу тебе позже, возможно, буду коллекционировать подобные странности, которые у нас дома были бы просто немыслимы.

Ты не поверишь, но оказавшись в городе, я сразу же попала на торжества в честь открытия целебных источников! Представь себе, как и наш Баден-Баден, город Старосветск – курорт, так что думается мне, что я быстро привыкну к здешним нравам и ритму жизни.

Семейство, в которое меня рекомендовала любезная г-жа фон Эссен, оказалось самое милейшее. Хозяйка дома, г-жа Абрамцева, дама очень приятная и гостеприимная. Вообще отношение ко мне с первых минут было как к дорогой гостье, а не как к прислуге (а ведь Ты меня все пугал и отговаривал!). Ее дочка, собственно моя будущая воспитанница, Танечка, существо совершенно очаровательное и воздушное. На первый взгляд совсем не похожа на избалованную и злую девчонку из Твоих фантазий. Моя Баден-баденская знакомая г-жа фон Эссен как раз гостит у сестры, было очень приятно, что я знала хоть кого-то из домочадцев. Помимо г-жи фон Эссен в доме Абрамцевых гостит еще одна петербургская родственница, дама весьма экстравагантная. Я, пожалуй, не буду в подробностях останавливаться на ее идеях, а-то ты еще расстроишься, дорогой мой папочка, а может даже и решишь, что это общие настроения российского общества, что совершенно явно не так. Подобное поведение скорее напоминает мне парижских светских львиц, приезжающих к нам в Баден-Баден.

Представь себе, я оказалась не единственной гувернанткой в доме, помимо меня к Танечке приглашена учительница танцев и хороших манер, существо очень бойкое и общительное, из местных, знакома, кажется, со всем городом. Рядом с ней я почувствовала себя эдакой запуганной гимназисткой, представь себе, папа, правда, это не слишком-то похоже на твою Эмму?

Так что мы с Еленой Павловной – так зовут гувернантку – отвечаем за духовное развитие нашей Танечки, а с естественными науками помогает квартирант г-жи Абрамцевой, инженер, принимающий самое активное участие в строительстве местных фонтанов, по происхождению поляк, видный молодой человек и на удивление холостой. Ко всем своим прочим положительным чертам он еще и католик и нынче вечером обещался сопровождать меня к мессе. Да, представь себе, в этом городе есть католическая церковь, и таким образом рассеивается еще одно твое опасение, дескать мне на чужбине даже негде будет Господу помолиться.

Как видишь, дорогой папа, жизнь есть и за пределами баденской земли и я постараюсь в полной мере ею насладиться! На сегодняшний день у нас запланировано множество увеселений, непонятно только, как уместить в этом плотном расписании танечкины занятия.

Засим прощаюсь, обещаюсь писать часто-часто и подробно-подробно!

Целую Тебя крепко,


Твоя любящая дочь
Emma Sophie


PS: папочка, пожалуйста, передай Отто мой здешний адрес и пусть он мне непременно поскорее напишет! Я ведь его знаю, забудет про бедную маленькую сестренку в этом своем шумном Штутгарте, а мое письмо к нему когда еще дойдет!



Письмо второе


Herzogtum Baden,
Karlsruhe
Gerichtstrasse 3
Herrn Konrad von Friedrichshain-Kreuzberg


3 июня 1913 года, г. Старосветскъ


Дорогой мой папочка!


Ну вот видишь, прошел всего день, а я снова пишу Тебе, все как и обещала. Жаль только, что письмо это окажется в твоих руках через долгие полтора месяца. Может быть скоро вместо старых добрых писем у нас будет телефон, это новое чудо техники, и по нему можно будет докричаться за тридевять земель. Кстати, здесь в Старосветске тоже идут в ногу с прогрессом. Есть телефонная станция, даже у некоторых горожан дома есть телефон!

В нашем доме телефона нет, вообще это семейство очень традиционное. Даже слегка консервативное. Думаю, вы с госпожой Абрамцевой нашли бы общий язык.

Вчерашний день был просто переполнен событиями увеселительного толка. С утра мы собирались на пикник, но увы, погода заставила нас изменить планы. Я представляю себе торжествующую усмешку на твоих губах, нет, дорогой папочка, снега не было. Было просто прохладно, ветрено и иногда накрапывало. Обычная летняя плохая погода, какая встречается сплошь и рядом и в наших краях.

Да, чуть не забыла рассказать! Предыдущей ночью над городом пронесся ураган, он причинил довольно много разрушений. У нас вот местами пострадала крыша и выломало калитку в саду. В доме бургомистра и вовсе выбило все окна в танцевальной зале, повредило стену и паркет. Но самое страшное, ураган не пощадил новенькую стеклянную галерею над источником, плоды трудов нашего милейшего Станислава Петроича. Он, впрочем, никак не проявил расстройства, вот ведь какая удивительная выдержка! Александра Борисовна, напротив, отказалась от намерения приобрести акции целебных источников.

Кстати, в процессе починки бургомистровой стены, рабочие по недомыслию заложили дверь и окна. Вот Тебе первый казус из моей копилки российских странностей.

Итак, на пикник мы не собрались, остались дома заниматься с Танечкой музыкой и латынью. Ну до чего же милый и одаренный ребенок эта Танечка! Одна беда: плохо кушает и этим очень всех огорчает.

Далее был открытый урок танцев в рамках подготовки к предстоящему балу в доме бургомистра. Проводила его наша Елена Павловна. Ты знаешь, что танцы нельзя причислить к моим сильным сторонам, так что на занятия я сходила, но на ангажементы на балу особо не рассчитывала. Тем более, что в городе и без меня предостаточно дам и девиц, чье социальное положение более располагает к танцам.

После урока мы были званы к Фиолетовым-Мещерским на литературный вечер. За чаем гости читали стихи и прозу как собственного сочинения, так и известных авторов. Это было совершенно незабываемо, вечера проводятся регулярно, очень надеюсь стать завсегдатаем. Ты ведь знаешь, что русская литература – моя страсть. Жаль только, что мой русский все еще не позволяет мне в полной мере прочувствовать всю глубину поэзии. Незаметно среди литературных бесед проскакивала политика. Так один из хозяев дома, офицер Андрей Мещерский (я его уже видела, он был вчера у нас в гостях. Думается мне, ему приглянулась наша Танечка!) высказывал взгляды консервативные и где-то даже фаталистические, за что подвергся порицанию со стороны одной из присутствовавших дам. Мне же он очень пришелся по душе, именно так я и представляла себе русского офицера: честь и печаль какая-то.

Ну а вечером был бал и я скажу Тебе. милый папа, что он не многим уступал тем, что я видела в Баден-Бадене. Наряды многих дам были явно пошиты руками парижских модисток, кавалеры безупречно вальсировали, шампанское лилось рекой. И ты не поверишь, но твою скромную дочь тоже приглашали! И даже много! А еще была презабавная ситуация с игрой в фанты, когда мне выпало придумать сравнения для каждого из присутствующих кавалеров. Я, конечно, робела страшно, но все же смогла выйти из испытания с честью!

Очень радостно, что наша Танечка тоже пользовалась огромной популярностью, что впрочем не удивительно: все при ней, и красота, и грация, и мыловаренный завод. По возвращении домой нас ждал сюрприз: Александра Борисовна нашло в саду любовное письмо от женского лица к мужскому. Ну а так как мужское лицо у нас тут одно и принадлежит оно Станиславу Петровичу, то начались поиски влюбленной дамы. Дамы дружно краснели все и выявить воздыхательницу не удалось.

Тем временем время было вечернее и нам было пора к мессе. Как я уже говорила, Станислав Петрович вызвался сопроводить меня в костел, что было очень мило с его стороны. Как радостно было услышать знакомые с детства слова молитв, находясь в дали от родины. Но знаешь, папа, в устах польского священника латинский текст звучал презабавно! Видимо сказывается разница в немецком и польском произношении.

Ну что же, на этом я пожалуй остановлюсь: свеча догорела, идти за новой мне не хочется, да и спать давно пора. Остаток вчерашнего чрезвычайно насыщенного вечера я опишу тебе завтра, дорогой мой папочка. Жди моего письма и знай, что в далекой России о тебе ежечасно думает твоя любящая

Emma Sophie

<

Письмо третье


Herzogtum Baden,
Karlsruhe
Gerichtstrasse 3
Herrn Konrad von Friedrichshain-Kreuzberg


4 июня 1913 года, г. Старосветскъ


Милый мой папочка,


Вот улучила свободную минутку и спешу рассказать тебе об окончании вчерашнего вечера, совершенно удивительного и длинного.

Началось все с того, что днем Станислав Петрович с Еленой Павловной наперебой жаловались на отвратительное обслуживание в местном ресторане. Меня их рассказы крайне впечатлили и я сказала, что очень хотела бы посетить это место, в целях приобщения к русскому духу и вкушения русской экзотики. Кто бы мог подумать, что Станислав Петрович запомнит эти мои слова и поспешит выполнить мой каприз (он вообще такой обходительный!). И вот, по дороге домой из церкви он вдруг предлагает мне пойти поужинать! Я, конечно, отказаться не могла.

Следует вернуться немного назад и рассказать тебе о тех странных и я бы даже сказала мистических событиях, которые тут творятся. Начать следует с нашей Амалии Вениаминовны, о которой я отказалась писать тебе в первом письме, но теперь, думаю, уже вполне можно рассказать: думаю, по моим предыдущим письмам ты уже увидел, что твоей дочери здесь ничего не угрожает.

Итак, Амалия Вениаминовна приехала в Старосветск из столицы с твердым намерением расследовать таинственную смерть ее уже 10 лет как покойного знакомого. Этот знакомый незадолго до смерти своей сватался к нашей хозяйке Александре Борисовне, но получил отказ (о чем она, правда, судя по всему, жалеет). Дамы вместе посетили могилу на кладбище и рассказывали странное: то могила была, то не было ее. Кладбищенский сторож поведал им о том, что он телефонирует вниз покойникам и ждет ответа.

В полиции наших дам серьез не воспринимали, Амалия Вениаминовна пыталась обратиться к столовращателям, те ее высмеяли и порекомендовали ей пойти ночью на кладбище голой. Ну ты понимаешь, что это была чистой воды издевка, а никак не совет, коему можно последовать! После этой неудачи дамы решили погадать сами и нагадали, что убийца – офицер.

В то же время в городе произошло несколько довольно дерзких убийств и покушений, слухи ходят самые разные, нет единого мнения даже по поводу количества жертв. А мотивы и вовсе покрыты мраком. Одни ищут мистический след, другие все на революционеров списывают. В любом случае, все это никак не отражается на мирной жизни городских обывателей и служит разве что забавной темой для бесед. В общем, мы отправились в местную ресторацию, к нам присоединился г-н фармацевт, а уже у самых дверей – г-н банкир. Обслуживание и впрямь оказалось достойно моей копилки странностей. Никак не возьму в толк, что привлекательного находят в этом русские люди. Мы пытались заказать еды, еды не было, был квас (странный местный напиток непонятного происхождения и сомнительных вкусовых качеств), но не на всех, было печенье и был чай, но его надо было подогревать. Г-ну банкиру чай принесли на дегустацию, после чего тот изрек: «Он явно теплее холодного, но существеннее холоднее теплого!» и потом «Может у вас просто стакан в руках согрелся?». Через какое-то время чай нам подогрели мы предались беседе. Самым интересным моментом стал приход местного доктора, которого мы начали расспрашивать про загадочные смерти, а он начал нам не только рассказывать, но и изображать их! Но доктора вскоре вызвали по телефону в больницу (и все-таки полезная штука телефон этот!), а у нас разговор перешел на системы банковской охраны. Банкир хвастался английским сейфом, рассказал, что ключа нет, но есть шифр и он его прекрасно помнит. Станислав Петрович незамедлительно попытался заказать водки, но ее не оказалось! (Представь себе биргартен без пива!) Так что мы отправились домой, так и не став ни на шаг ближе к богатствам Волжско-Камского банка.

Дома Абрамцевы принимали гостей. Амалия Вениаминовна с горечью в голосе поведала мне, что нашла убийцу и страшно разочарована. Каково же было мое удивление, когда в качестве пресловутого убийцы мне указали одного из гостей!

Второй гость тоже был весьма неординарен: американский журналист. Путешествует с целью написать серию очерков о жизни российской провинции. Г-н журналист находился в полном замешательстве, так как хотел писать о повседневной жизни, а не о криминальной хронике. Как я его понимаю! Я ведь тоже хочу, чтобы у тебя составилось верное представление о России, а не истерические картинки ужасов из бульварных газет. Но не описать всех этих удивительных событий я тоже не в силах!

Вот в такой странной компании мы до полуночи пели романсы. Все-таки мой баденский опыт работы неоценим: я оказалась вполне в силах поддержать песенную беседу и спеть пару русских романсов!

Ну что же, дорогой мой папочка, мне пора закачивать и это письмо. Вон оно какое длинное вышло! Я ужасно скучаю по вам с Отто, как он там? Как ты? Какие у вас погоды стоят? Не продала ли еще фрау Клотильда своего магазинчика, она же собиралась вроде бы? Как там дела у Темпельхофов? Передавай от меня привет всем-всем , кого я знаю!

Искренне любящая тебя

Emma Sophie



Письмо четвертое


Herzogtum Baden,
Karlsruhe
Gerichtstrasse 3
Herrn Konrad von Friedrichshain-Kreuzberg


10 декабря 1913 года, г. Старосветскъ


Дорогой папочка!


В последнее время я стала писать Тебе реже. Поверь мне, дело совершенно не в том, что я меньше скучаю по Тебе, просто с наступлением зимы жизнь в Старосветске так замедлилась, что я даже и не знаю, о чем Тебе рассказывать: дни тянутся однообразной чередой, как будто вязнут в снегу. Снега здесь неимоверно много, такого количества я не видела даже у нас в горах. Да и морозы тоже покрепче наших будут, причем все окружающие уверяют меня, что настоящих морозов еще не было.

С окончанием курортного сезона город как будто сжался, ну а сейчас метет который день и никто носа на улицу не кажет, так что и курортная пестрая суета и все удивительные и мистические события прошедшего лета, - все это кажется сном, одним из тех, какие снятся долгими зимними ночами.

Ах, милый мой папа, ну о чем я Тебе пишу? Это ведь я все исключительно от волнения болтаю все подряд, вместо того, чтобы рассказать Тебе самое главное. То, для чего я собственно уселась за сегодняшнее письмо!

Папа, сегодня Станислав Петрович предложил мне руку и сердце!

Я, конечно, ничего ему не ответила, без Твоего благословения я подобного шага никогда не сделаю, но должна Тебе честно сказать, что склонна его предложение принять.

Станислав Петрович очень мил, обходителен, благороден, думаю, он вполне способен составить мое счастье. Последние месяцы мы очень много времени проводили вместе, много беседовали и я чувствую невероятное родство душ с этим человеком. Помимо прочего, он католик, а значит, я смогу воспитывать своих будущих детей в нашей вере! Ну и последний довод, для меня не такой существенный, но все же немаловажный: Станислав Петрович человек обеспеченный и сможет гарантировать и мне безбедное существование. Как я уже писала когда-то, он один из создателей и акционеров местных целебных источников, и Ты понимаешь, что можно сомневаться в чем угодно, но только не в том, что снова наступит лето, а с ним и новый курортный сезон!

Папа, я прямо вижу, как Ты нахмурился, как начал ходить по комнате туда-сюда (как та пантера у Рильке), я знаю Твой главный аргумент: Фридрихсхайн-Кройцберги не могут породниться с кем-то, кто ниже их по происхождению. Да, Станислав Петрович не принадлежит к столь древнему роду, с этим ничего не поделаешь, но я уверяю Тебя, что это достойнейший человек! И потом, в наш прогрессивный век нужно быть более открытыми и толерантными!

Дорого папа, я надеюсь, что смогла убедить Тебя! Ах, если бы вы только могли познакомиться друг с другом, думаю, все Твои сомнения улетучились бы!

Я очень жду Твоего ответа, даже и не знаю, как я переживу те долгие дни, пока письмо будет идти в наш далекий Баден. Когда получишь его, пожалуйста, телеграфируй в ответ! Все-таки три месяца ожидания – это страшное испытание и для меня, и, тем более, для бедного Станислава Петровича!

Нежно тебя целую и от всей души надеюсь на то, что ты примешь мудрое решение.

Искренне Твоя

Emma Sophie